Что в имени тебе твоем?

Поделиться
Пятница, Февраля 5, 2016

Я часто сталкиваюсь с тем, что в прессе и на телевиденье поднимают тему имен.

Звучат вопросы:

"А влияет ли имя на ребенка?",

"Что лучше, называть малыша более традиционным именем или проявить фантазию и выбрать необычное, даже экзотическое имя?"

Существует масса литературы - что означает то или иное имя.

Стало быть, раз эта тема так широко обсуждается, значит, на ее есть спрос.

Недаром говорится, как корабль назовешь...

Имеет ли имя влияние на характер и судьбу человека?

Нельзя однозначно сказать "да".

Я думаю, нельзя однозначно сказать и "нет".

Первое, любое имя - это набор звуков.

Вспоминаем школу: звуки бывают мягкие и твердые, глухие и звонкие. Стало быть, имя состоит из набора звуков более или менее мягких или твердых. С младенчества родители и другие значимые люди, обращаясь к ребенку, воздействуют на него этой комбинацией звуков. И если эта комбинация более мягкая, то и характер у ребенка будет более мягкий и соответственно наоборот. Видимо, здесь может играть роль тот же механизм воздействия, что при взаимодействии с водой. Говорим мы на воду добрые слова, мягкие звуки, и кристаллики воды выстраиваются в красивые гармоничные узоры, и наоборот.

Во-вторых, все традиционные имена имеют свой эгрегор.

Недаром на Руси ребенка называли по Святцам в честь святого, которого вспоминали в эти дни. По мнению христиан, тогда ребенок получал дополнительную защиту и своего Покровителя.

В-третьих, имя имеет большое влияние, когда ребенка называют в честь кого-то из своих предков. И здесь большой вопрос, каким окажется это самое влияние. В этом случае имя служит, как дополнительная точка опоры - какой я.

Работает примерно тот же механизм, что и с образом родителей. Если ребенку мать все время говорит: твой отец плохой, он делает то-то, это не умеет, там не смог, и вообще, он негодяй и мерзавец, мне всю жизнь поломал - у ребенка формируется негативный образ отца. А потом наступает момент, когда ребенок не оправдывает ожидание матери или не слушает ее, и она заявляет: ты такой же, как отец! Все, этого достаточно.

Весь негативный образ вошел внутрь ребенка и наложился по принципу: отец плохой, я как отец - значит, я тоже плохой. В результате низкая самооценка и соответствующие последствия.

Вернемся к имени. Если девочка Марина с детства слышит: "Тебя назвали в честь троюродной тетки Марины. И тетя эта была замечательная. И готовить умела, и шила, и вязала, а еще вышивала крестиком. А красавица была - загляденье. И пела красиво, а как плясала, глаз не оторвать (в данный пример можно вставить любой текст). А ты-то на нее как похожа! Такая же умница и красавица. А поешь-то как, не наслушаешься." В этом случае у ребенка формируется позитивный образ.

Тетя Марина умница и красавица. А я в нее пошла. А еще мы обе поем красиво и т. д.

А если послания к ребенку негативные?

Что происходит с ребенком, и как влияет это на его жизнь?

Ко мне на почту пришел вопрос...

Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, как быть. Моего мужа назвали в честь двоюродного дедушки, которого убили в возрасте 26 лет. Назвали потому, что человек с очень хорошим характером и душой был. Моему мужу скоро 26, и он очень переживает по этому поводу, периодически говорит про этот возраст. Я очень боюсь его потерять, стараюсь об этом не думать, но он периодически про это говорит + его мама постоянно говорит ему, что боится его возраста. Как ему помочь, подскажите, пожалуйста. Спасибо Вам Большое!!! Александра

Что в этом случае происходит с ребенком?

Начнем с того, что мальчик назван в честь умершего родственника. Хорошего и большой Души человека. И это большая утрата для семьи. Имя окружено ореолом этой утраты, боли и горя. Каждый раз, обращаясь к ребенку, ему невербально сообщают об этой утрате и боли, так как на бессознательном уровне происходит сцепка образа умершего и рожденного мальчика.

Происходит эффект замещения, и ребенок как бы замещает этого умершего, т.е. на мальчика одевается роль погибшего родственника. Естественно, что появляется страх потерять уже и мальчика. Так или иначе, ребенку сообщают об этом страхе, якоря его и создавая страх этой цифры - возраста, в котором смерть настигла родственника (в других случаях и обстоятельств смерти).

Если смотреть на системном уровне, то происходит передача сценария, в данном случае - негативного сценария жизни и судьбы.

Мальчик вырастает, женится, т. е. появляется новый член семьи, и ей тоже рассказывают об этом мифе, вселяя страх уже и супруге. А дальше срабатывает эффект наложения энергий, проще говоря, чем больше людей думают об одном и том же, тем больше самостоятельно формируют событие.

Приведу Вам пример из практики: Евгению назвали в честь бабушки, мамы отца. Девочка подросла, и с мамой они стали большими подружками. Мама часто рассказывала о своей маме, о ее жизни, вообще о том времени.

Мама Евгении родилась в послевоенное время. И до нее, и после нее у бабушки Евгении были дети. Время было голодное. Несколько детей умерло от голода и болезней, один ребенок трагически погиб. Когда ввели практику абортов, бабушка делала их много, т. к. не хотела плодить нищету и чтобы погибали дети. Потом она заболела "по-женски" и вскоре умерла.

Каждый раз, заканчивая свой рассказ, мама Жени горестно вздыхала и добавляла:

"Доча, ты на нее так похоже, копия моя мама".

Что происходило на системном уровне?

Правильно, снова происходило замещение, и на Евгению одевалась роль бабушки, а значит, на бессознательном уровне передавался жизненный сценарий бабушки.

Женя очень любила свою маму, ей льстило, что мама "доверяет" ей такую почетную роль. И, конечно, старалась вовсю. Так сформировалась динамика парентификации, и Евгения стала мамой своей собственной маме.

Это значит - делала больше, чем дочь. Маме все самое лучшее, все самое вкусное. Женя могла себе что-то из одежды не купить, даже если сильно нужно было, а маме безоговорочно. Появилась некая жертвенность в отношениях, как мама жертвует своими интересами ради ребенка. Только в нашем примере жертвовала дочь.

А потом не заметила, как стала воспитывать маму, указывать ей, как поступить, брала всю ответственность за семью. Постепенно влезала в отношения мамы и отца и, конечно, рассуждала, как ребенок, тем самым разрушая эти отношения. Проще говоря, иерархия в семье перевернулась, и Женя стала ее главой.

Естественно, что маме и дочке стало тесно в отношениях.

Появились сначала скрытые упреки и обиды, а потом уже и разбирательства, переходящие в военные действия. Евгения в такие моменты была в большом недоумении и твердила от обиды: "Я столько для тебя сделала, стольким пожертвовала".

А мама в ответ кричала:"Ты вся в свою бабку Женьку" (имея ввиду мать отца Евгении). А этот персонаж в семье был отрицательным (вспоминаем: отец плохой, я как отец - значит, я тоже плохой). Это еще больше запутывало роли в семейной системе и усугубляло состояние Жени.

Ко мне она пришла в жесточайшей депрессии и с психологическим бесплодием. Физиологически она могла иметь детей, но забеременеть ей не удавалось. Мешал катастрофический страх, что вызывало огромные переживания, т. к. возраст подходил к критической отметке.

Первое, что мы стали делать с ней -  это распутывать сложные отношения с мамой. Я пока не знаю лучшего метода работы с системными нарушениями, чем семейные расстановки. В расстановке мы смогли восстановить семейную иерархию и расставить всех членов семьи по своим местам, что внесло порядок и стабильность: ты мать, я дочь, ты старше, я младше.

Затем мы разотождествились с судьбой бабушки. Я не ты.

И происходило отпускание страха за детей, страха их смерти, голода и бессознательной установки - отказываться от детей и не давать им рождаться.

Сейчас Евгения счастливая мама.

Что делать автору письма?

·    Стараться не попадать под коллективный страх. Это уже вопрос, умеет ли Александра справляться со своим чувством тревоги.

·    Постараться завести диалог с мамой мужа и убедить ее, что ее сын - не погибший родственник. И у них разные судьбы.

·    Обратиться к специалистам. Повторюсь, с системными нарушениями лучше всего работать в рамках семейной расстановки по методу Берта Хеллингера.