Любовный треугольник. К кому в отношения пришла любовница?

Поделиться
Четверг, Сентября 15, 2016

Сегодня расстановка будет проходить в расстановочной группе, где собираются люди, желающие принять участие в расстановке и побыть заместителями фигур, которые будут выбраны, следуя запросу клиента.

Расстановки в группе выглядят несколько иначе, нежели в индивидуальной работе с расстановщиком, где терапевт самостоятельно перемещается по якорям выбранных фигур.

Как только клиент озвучивает запрос, назначаются заместители, и начинается само действие расстановки.

Заместители попадают под влияние замещающего поля и начинают ощущать чувства, состояния, которые проживают клиент в жизни и участники жизненных ситуаций клиента. Фигуры озвучивают эти чувства, иногда им хочется как-то перемещаться относительно друг друга.

По этому внешнему рисунку и озвученным фразам расстановщик делает диагностику причин сложившейся ситуации, а сам клиент имеет возможность видеть со стороны то, что происходит в его жизни, что дает иной взгляд, осознание и само по себе уже является целительным.

Расстановку заказывает молодая женщина Акмарал. Ее запрос: сделать расстановку на отношения с мужем.

Акмарал нелегко говорить, она сильно волнуется: «Я замужем более десяти лет. У нас с мужем родилось трое детей. Все это время муж гулял. Я периодически случайно узнавала о его связях.  Да и он не особо скрывал своих женщин. Но каждый раз твердо заявлял о своей позиции, что эти увлечения временные и несерьезные. Мужчине положено иметь любовницу, чтобы он чувствовал себя мужчиной. Мне же он всегда внушал, что я его законная жена и останусь ей на всю жизнь. Говорил, что никогда не променяет меня и наших детей на другую. Но в этот раз, кажется, все серьезно. Он сильно влюбился. Уже несколько раз не ночевал дома, переписывается с ней по телефону, не таясь. Но все равно видно, что он мучается, не может решиться. Ему тяжело и без семьи и без нас. Мне его жалко и злюсь одновременно, разве можно нас, свою семью, после стольких лет, на кого-то променять».

Прошу клиентку выбрать из собравшейся группы заместителей трех человек назначить их фигурами: своего заместителя, заместителей мужа и любовницы.

Через несколько минут перед нами предстала картина: заместитель Акмарал выглядела очень скорбно, на фигуру мужа совсем не смотрела и не интересовалась им. Она словно неподвижно застыла, сгорбилась и смотрела только в одну точку, явно показывая траур, горе, отчаянье. Заместитель мужа напротив выглядел очень уверенным, ресурсным. Он все время смотрел на заместителя супруги не отрывая взгляда. На фигуру любовницы не взглянул ни разу. Она помыкалась по сторонам и со словами: Я никому не нужна, остановилась в стороне от супругов.

И вдруг, заместитель Акмарал, почти не поднимая глаз, как в полузабытье, приблизилась к фигуре любовницы и обреченностью сказала: Мне никуда отсюда не деться, здесь мне место. Со стороны это выглядело, будто заместители двух женщин стоят, как партнеры, как муж и жена. Заместитель супруга стал очень волноваться за жену и чувствовал угрозу, но по-прежнему ни разу не взглянул на любовницу.

Это рождало гипотезу, что эта женщина пришла в отношения супругов, чтобы жена прожила какой-то семейный сценарий своего рода.

Назначаем причину данных семейных событий. Заместитель причины подтверждает эту гипотезу, занимая место бабушки и дедушки Акмарал по отцовской линии.

Я прошу свою клиентку рассказать о них.

Вот какую историю мы услышали: «Жили – были на свете два родных брата. Оба были женаты. В семьях были дети. Началась Великая Отечественная война, и они оба ушли на фронт. Младший брат вернулся с войны, а старший пропал без вести. По традициям своего народа, младший брат взял в жены супругу пропавшего брата и ее детей на свое полное обеспечение».

Я нисколько не удивилась этому. Это мусульманская традиция – жениться на жене умершего брата.

В наше время эту традицию поддерживают не часто, а раньше ее свято чтили, особенно в тяжелые времена, такие как война.

Таким образом, проявлялась мудрость рода и закон принадлежности. Жена умершего брата оставалась членом рода мужа, а значит, была защищена, и дети получали должное воспитание и им сохранялись безопасность и жизнь.

Делая расстановки в Казахстане, я часто встречалась с подобными семейными историями.

Мужчина, взявший жену умершего брата, и его законная супруга проявляются в поле рода и расстановки, как добродетели и спасители рода. Логика здесь такая, что если бы не соблюдение традиции, неизвестно, что могло бы произойти с детьми и с вдовой. Смогли ли они выжить? Какой бы был их уровень жизни?

Кроме того, сила рода определяется количеством его членов, поэтому мужчина, взявший семью умершего брата, «оставляет» людей в роду и сохраняет его членство и силу, а значит, автоматически имеет право на привилегии. Она состоит в том, что принятые в семью дети и их потомки должны чтить его и помнить.

Нередко причина симптома или неких негативных сценариев указывала на исключение именно таких людей рода. Например, когда потомки приемных детей начинают жить очень хорошо, зажиточно, богато, становятся гораздо выше по социальному уровню, чем потомки родных детей мужчины, который исполняя закон, взял в жены супругу брата. То есть, «забывают», кому они обязаны своим благополучием, или еще хуже, начинают смотреть свысока, презирать. Такое отношение может включать закон компенсации и тогда, люди бессознательно теряют деньги или здоровье, чтобы «платить» за доброту, а фактически, за жизнь и спасение.

Вернемся к истории Акмарал. «Потом родился мой отец. Моя бабушка – жена пропавшего брата. А папа родился от второго брата, который вернулся с войны. В детстве я не понимала, почему у меня две бабушки и один дедушка. И совсем не понимала, почему эти две бабушки так часто спорят друг с другом, ругаются, я бы даже сказала, ненавидят друг друга.

Они жили в разных домах, но на одной улице. Дедушка ходил то к одной, то к другой.

Когда я подросла и мама рассказала о тайне рождения папы, я стала осознавать, что одна бабушка не родная по крови и стала списывать на это ее злобное отношение ко мне и моей младшей сестренке. Она часто громко кричала на нас и грозила нам палкой».

Вот здесь и заложился сценарий любовного треугольника. Законная супруга согласилась последовать традиции и разрешила своему мужу взять детей и жену пропавшего брата.

А там вспыхнули страсть, чувства, а может быть, некий умысел. В любом случае, положение женщины пошатнулось, ее как будто меняли на другую (помните слова Акмарал: разве можно меня после стольких лет менять на другую).

Что могла чувствовать эта женщина? Боль, обиду, ревность – все, что чувствует женщина, узнав о любовнице.

А здесь еще примешивается и отчаянье, т.к. любовница пришла как бы на «законных» основаниях и это на всю жизнь (заместитель Акмарал в полузабытье подходит к любовнице и с отчаяньем говорит: это мое место, я должна здесь стоять).

Разве легко смириться, что муж уходит к другой, а потом, как ни в чем не бывало, возвращается (муж не скрывая, общается по телефону).

На эти чувства не обращает внимания ни муж, ни вторая жена, у них даже рождается сын – отец Акмарал. Именно безразличие той стороны толкает женщину в безысходность и укрепляет сценарий, который стала проживать Акмарал, компенсируя несправедливость.

Почему я думаю, что первая супруга воспринимала эту ситуацию, как личную драму? Да потому, что все ее чувства не закончились даже в преклонном возрасте. Видя маленьких девочек, внучек своего мужа, она ругалась и грозила им палкой всякий раз, как видела.

Чувства, которые не завершаются долгое время и тянутся, как резинка сквозь года, начинают деструктивно влиять на семейную систему и на всех ее членов. Теперь внучка соперницы – законная жена и вынуждена почти всю прожитую с мужем жизнь терпеть его измены. Ее тоже не оставляют ради другой, но и не скрывают свои «походы», не обращая внимание на обиду, боль, слезы, претензии, искренне удивляясь этим претензиям и заверяя: «Тебя и детей я не оставлю ради другой».

Я попросила Акмарал проговорить определенные расстановочные фразы, которые помогают раскручивать негативные сценарии (здесь очень важна искренность клиента и уважение к своим предкам).

По мере проговаривания фраз, заместитель причины и заместитель любовницы стали синхронно уходить из центра на периферию, а потом даже вышли из комнаты. Это означало завершение сценария.

Заместители супругов остались в поле расстановки одни. Стояли напротив друг друга и смотрели в глаза. Создавалось впечатление, что они смущены  и не решаются сделать первый шаг навстречу.

Я попросила заместителей выразить свои чувства, что бы пошла энергия (расстановочный жаргон). После этого их лица стали светиться нежностью. Они медленно двинулись навстречу друг другу. Это выглядело очень значимо для них, словно начинался новый этап их отношений. Потом заместители супругов заключили друг друга в объятья. Их лица светились радостной улыбкой. На этом расстановка завершилась.

Но не завершилась наша работа с Акмарал. Мы еще делали для нее расстановку на женский поток и принимали женскую силу рода.

Акмарал училась простраивать коммуникации с мужем по-другому, не нарушая его границы и осознавая свои, а это значит, разговаривать без упреков, без западания в жертву. Училась Я-сообщениям. Училась просить, а не требовать. Училась говорить о своих чувствах, просить, вдохновлять, поддерживать своего мужчину. Ну и самое главное – Акмарал училась любить себя, принимать, ценить. Тем самым повысилась ее самооценка, и она смогла выйти из созависимости.

Теперь ее выбор – быть счастливой!

  • Все имена изменены и совпадения случайны.

 

Автор: психолог Пилипчук Ольга