О профессии психолога

Поделиться
Четверг, Февраля 4, 2016

В силу своей профессии мне всегда интересно: как воспринимают нас – психологов – население и наши клиенты (уже состоявшиеся и потенциальные)? Мнения и суждения о профессии психолога разнятся с диаметральной противоположностью, как стороны света.

Кто-то, слыша о психологии, говорит – «О, это супер! Мне помогло». Но таких, к сожалению, мало.

Кто-то представляет работу психолога как сухую статистику анкетных данных, всевозможных тестирований и научных экспериментов.

Кто-то считает, что это явно не для него, и на предложение пойти к психологу обиженно заявляет: «Спасибо, я не псих».

Как часто приходится сталкиваться с тем, что на консультации жена говорит о невозможности уговорить своего мужа обратиться за профессиональной помощью, а уже назрела необходимость менять взаимоотношение - или дальше просто развод.

Или приходят мамы, которые не справляются со своим ребенком, хотят помочь ему, улучшить качество детско–родительских отношений, с наименьшими трудностями прожить подростковый период и не потерять нить дружбы с ребенком. И все, как одна, в красках описывают истерику, последовавшую на их предложение.

Из этого вытекает, что в обществе сложилась жесткая установка: пошел к психологу – значит, псих. А психом быть вовсе не хочется. Вот и получается, что терпят до последней черты, пока не грянет развод, не прозвучит страшное слово «невроз», не наступит тупик.

Грустно. Очень грустно. Ведь психологи работают с абсолютно здоровыми людьми. Только с очень смелыми, отважными, решившимися рискнуть и пойти против общественного мнения. А еще с любознательными, способными интересоваться всем новым и неизведанным, рискнувшими сделать ответственный шаг – узнать себя. Да, да – не удивляйтесь. Именно узнать себя. Ответить на многочисленные вопросы: зачем, куда и почему, что делать и как дальше быть? 

В моем кабинете есть интересный коллаж популярного музыканта Боба Марли. Приглядевшись к его изображению, можно увидеть, что портрет создан из многочисленного хитросплетения его различных фотографий. На одной из них он в кругу своих друзей, на другой - стремительно бежит за мячом, на следующей - хвастается забитым голом, вскинув гордо руки над головой. Вот здесь он задумчиво смотрит вдаль, словно пытается прочесть будущее. Здесь - весело смеется во весь рот, явно испытывая радость и счастье, а здесь - грустит, понуро спустив голову. Есть фото его любимой гитары и он, создающий магию своей музыки. А вот он на сцене, творящий, вдохновленный и еще, еще, еще… Вот такая мозаика различных образов, чувств, частей Души.

Я использую этот коллаж в своей работе как инструмент, рассказывая своим клиентам о том, что и мы с вами устроены так же. В нас есть различные части, которые живут какой-то своей отдельной жизнью и часто не подозревают о существовании друг друга.

В нас есть маленькие дети: озорные и непослушные, верящие, что мир крутится только вокруг них; напуганные, дрожащие и плачущие в ночной темноте; хорошие и добрые, стремящиеся своим послушанием заслужить любовь. Неуклюжие подростки, делающие первые робкие шаги во взрослую жизнь. Эти части хранят воспоминания о нашем детстве. Детские шалости, школьные годы, юношеская дружба, первый поцелуй.

Есть в нас образы наших родителей, где хранятся все наставления, все «должен» и «надо», все представления о нашем мире и прочие условности. Там же одобрение и поддержка, а иногда острая критика и болезненные оценки. Это кому как повезло с родителями.

Есть «Взрослый», который пытается находить золотую середину между «хочу» и «надо».

Есть разные женщины: Мать, Жена, Подруга, Любовница и т.д. Разные мужчины: Отец, Муж, Друг, Любовник...

Есть части, связанные с нашей профессиональной деятельностью, любимыми увлечениями и хобби. Такие части иногда называют ролями, но есть и такие как Критик, Спасатель, Судья, Начальник, Жертва, Палач, Саботажник, Романтик, Мудрец.

Есть части, хранящие наши пагубные привычки и пристрастия: Обжора, Выпивоха, Бабник.

Этих частей может быть великое множество. Некоторых мы знаем в лицо, иногда дружим с ними или боремся. А о существовании других даже не подозреваем или боимся себе признаться, что в нас есть и такие. У каждой части есть свое сознание, смыслы, желания, ограничения, чувства и время, отведенное для нее. Время, когда эта часть может быть актуализирована и участвовать в театральной постановке Души.

Зачем все это знать простому, обычному человеку? - спросите Вы. А затем, что как раз на этом уровне и кроются личностные конфликты, и у разных частей могут быть разные смыслы, противоположные желания. От того и находятся эти разные части в противоборстве, создавая колоссальное внутреннее напряжение в человеке.

Иногда этот конфликт становится настолько сильным, что люди говорят: во мне живут два разных человека, например, «Добрый» и «Злой». «Добрый» убежден, что он правильный, хороший и стремится полностью господствовать над человеком, вытесняя и оказывая давление на «Злого». В свою очередь, потребности «Злой» части не удовлетворены, и она в самый неподходящий момент выскочит, как черт из табакерки. Далее следуют штрафные санкции и наказание — чувство вины и стыда. Приходит на помощь Обжора или Пьяница и «спасает» на чуть-чуть, до очередного марш-броска «Злой» части.

Это одна из причин формирования зависимостей. Задача психолога — помочь человеку организовать диалог между частями и договорится о перемирии.

Случай из практики

Молодая женщина Куралай обратилась ко мне после крупной ссоры с мужем. У нее сложные отношения со свекровью, и это является причиной частых скандалов с мужем. Так было и на этот раз.

Несколько месяцев назад младший брат моей клиентки женился. Куралай очень радовалась этой свадьбе, но через некоторое время молодая сноха стала сильно раздражать. «Представляете, до чего я дошла? — жаловалась клиентка. — Разговаривала с мамой по телефону, услышала ее голос, и меня захлестнула волна злости, я положила трубку и мысленно стала высказывать своей снохе претензии».

Я разделила три позиции и предложила Куралай занять одну из них и озвучить все претензии. Они звучали примерно так: «Бессовестная, делаешь, что хочешь, пришла в дом и хозяйничаешь, нас не уважаешь. Посадила брата под каблук, он тебе против слова не говорит».

Затем я попросила женщину пойти на следующую позицию, мы обозначили ее как Наблюдатель. На ней Куралай стала смущенно смеяться и воскликнула: «Я здесь веду себя как моя свекровь и даже слова все ее. А когда мне муж об этом стал говорить, я обиделась, и мы поругались».

Я попросила ее пересесть на третью позицию и побыть в роли жены брата. Ее речь была о том, что она плохого ничего не делает, любит своего мужа и хочет быстрее обустроить быт, создать дом для своей новой семьи.

Куралай вернулась на позицию наблюдателя и отметила, что она согласна со всеми намерениями своей снохи - более того, делает то же самое, из-за этого и конфликты со свекровью. Размышляя дальше, почему возникает такая стойкая реакция на жену брата, Куралай начинает понимать, что очень сопереживала маме, когда выслушивала ее жалобы на сноху. Ведь та очень активно стала претворять свои планы в жизнь и намеревалась перестроить отцовский дом, в котором Куралай прожила все детство, и который служил памятью об умершем отце.

Куралай ушла с намерением обсудить со снохой ее планы и убедить не подвергать дом реконструкции. И, конечно же, предстояло извиниться перед мужем. Таким образом, был решен внутренний конфликт между частями и межличностный внешний конфликт с реальным и близким человеком.

Имена изменены и совпадения случайны.

Статья написана для журнала «Разные люди».

 

Автор: психолог Пилипчук Ольга